Барбара Картленд и ее любовные романы

Неотразимый мужчина




Вчера он отправился спать пораньше и думал, что долгое время будет лежать без сна, но, как только его голова коснулась подушки, он тотчас же заснул. Лорд не ожидал, что на второй день пребывания дома у него будет столько дел.

Проникший сквозь окно ветерок всколыхнул занавески, и золотой луч солнца на секунду осветил комнату. Солнечный яркий луч напомнил ему о волосах Кларинды, и лорд поймал себя на мысли, что думает о ней.

Лорд Мельбурн не был особенно тщеславным человеком, но был бы глупцом, если бы не замечал, что при виде его на лицах женщин любого возраста появляется особенное мягкое выражение, а их глаза ищут его ответного взгляда.

И только полный дурак (а лорд Мельбурн вовсе им не был) мог не видеть того, что стоило ему сделать женщине комплимент или посмотреть на нее восхищенным взглядом, как в глазах у дамы появлялся возбужденный блеск. Когда же он подносил руку дамы к своим губам, ее губы приоткрывались и сквозь них начинало вырываться учащенное дыхание.

И эта девица, это неискушенное дитя, которое не видело ничего в своей жизни, смотрит на него с неприкрытой ненавистью и говорит с ним ледяным голосом, который может сравниться лишь с холодным ветром, дующим из Сибири!

Почему она ненавидит его? Что кроется за ее враждебностью?

Лорд Мельбурн вынужден был признать, что все это его сильно заинтриговало.

Он думал, что деревня очень скоро ему надоест и его вновь потянет в Лондон, в компанию его друзей, к клубным развлечениям, вечеринкам и игорным заведениям, которые они так часто посещали.

Но теперь он знал, что не покинет Мельбурн до тех пор, пока не найдет ответов на все волнующие его вопросы.

Его интересовала не только Кларинда. Вчера днем, после того как он провел некоторое время с сэром Родериком, они с майором Фостером поехали взглянуть на Пещеры. Уже много лет лорд Мельбурн не ездил по этой дороге, и сейчас он заметил, что она была отремонтирована и расширена.

В прежние времена даже одну лошадь было очень трудно провести сквозь деревья и кусты, спускающиеся с Чилтернских гор к самой кромке полей, засеянных пшеницей.
Стр. [пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 след.]