Барбара Картленд и ее любовные романы

Невеста короля




Не меньше удивилась бы она и доведись ей узнать, что Зошина неплохо изучила французских авторов, благодаря которым получила представление о литературных течениях во французской литературе периода Второй империи.

Дворцовую библиотеку начал собирать еще прадед Зошины. Библиотека почиталась одним из сокровищ Лютцельштайна, и поэтому нынешнему правителю, эрцгерцогу Фердинанду, приличествовало поддерживать ее в надлежащем состоянии, чему способствовали средства, к счастью, ежегодно выделяемые парламентом на ее содержание.

В добавление к тысячам уже накопленных книг приобретались и новые, а принцессе Зошине легко удавалось убедить пожилого библиотекаря включать в список книг, которые он заказывал, и те, которые особенно хотелось бы прочитать ей.

— Я не уверен, что ее королевское высочество одобрила бы ваш выбор, — пытался иногда возражать он, когда Зошина упрашивала его заказать книги какого-нибудь писателя, чья несколько сомнительная слава достигла даже пределов Лютцельштайна.

— Вам нечего опасаться, сударь, — успокаивала его девушка. — У мамы нет времени для чтения, поэтому она вряд ли когда-нибудь раскритикует новые поступления в библиотеку.

При этих словах она улыбалась, смотритель библиотеки улыбался в ответ и соглашался на все, о чем просила его прелестная принцесса.

Зошина наконец добралась до зала и поспешила к двери отцовского кабинета.

Эта величественная комната внушала трепет. Стены, отделанные темными деревянными панелями, на окнах тяжелые бархатные шторы с бахромой, массивная старомодная мебель.

Все четыре принцессы от души ненавидели эту комнату, поскольку именно здесь отец читал им нотации, порицал за их проступки, и здесь они, трепеща от страха, ждали, когда в приступе ярости он обрушится на них с гневными выкриками:

— Прочь с моих глаз! Все! С меня довольно! Один Бог знает, почему мне суждено терпеть этих глупых, капризных женщин. Почему не суждено мне было стать отцом смышленого умницы сына!

После этой кульминации они с несказанным облегчением убегали из кабинета, хотя сердца еще долго колотились у них в груди, а губы пересыхали от ужаса.
Стр. [пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 след.]